Главная Источники Кин-дза-дза (1986) - советская фантастическая комедия


Кин-дза-дза (1986) - советская фантастическая комедия

Источники

Data: 10.05.2010 02:14 | Автор: Administrator

«Кин-дза-дза!» — культовый двухсерийный художественный фильм, снятый на киностудии «Мосфильм» (вышел на экран 1 декабря 1986) по мотивам неопубликованной повести Резо Габриадзе и Георгия Данелия, которая стала сценарием этого фильма.

Главный злодей: чатланин Уэф

Научно-фантастическая философско-сатирическая комедия. Прокат (1987, 14-е место) — 15,7 млн зрителей. Фильм оказал сильное влияние на современную русскоязычную культуру, для части молодёжи стал культовым. Вымышленные слова из фильма, например, «гравицаппа», «пепелац» или «чатл», вошли в разговорный язык, а многие цитаты из фильма стали широко употребляемыми устойчивыми выражениями.

Сюжет

В центре Москвы, несмотря на холодную погоду, стоял босоногий человек в рваном пальто, представившийся жителем планеты Узм, номер 247 в Тентуре, галактика Бета в Спирали, и задавал прохожим странный вопрос: «Скажите номер вашей планеты в Тентуре или хотя бы номер Галактики в Спирали? Я перепутал контакты и теперь не могу вернуться домой». Случайные прохожие, которыми оказались прораб Владимир Николаевич Машков («дядя Вова») и грузинский студент Гедеван («Скрипач»), пытаются помочь. Стараясь убедить незнакомца в том, что он болен, прораб протягивает руку к «машинке перемещения» и, несмотря на уверения незнакомца в том, что обращаться с незнакомой техникой без специальной подготовки нельзя, со словами «да можно…» нажимает на ней произвольную кнопку. Машинка срабатывает и перемещает дядю Вову и Скрипача на планету Плюк в галактике Кин-дза-дза.

Жители этой планеты выглядели как люди и быстро освоили русский язык, так как умели читать мысли, однако их собственный чатланский язык состоял лишь из нескольких слов. Хотя планета Плюк оказалась технически более развита, чем Земля (доступны путешествия в космосе, межпланетная связь, более совершенное оружие и т. п.), техника её обитателей была ржавой, изношенной и плохо работающей.

Всё население Плюка, как и других планет Галактики Кин-дза-дза (например, Хануда), делилось на две категории — «чатлане» и «пацаки», принадлежность к одной из которых выяснялась с помощью визатора. Плюк был чатланской планетой, поэтому пацаки на Плюке должны были носить в носу колокольчик (цак) и при встрече с чатланином приседать перед ним особым образом («делать Ку»). Существовали и другие виды дискриминации пацаков — им назначались более жёсткие наказания за правонарушения, артисты-пацаки имели право выступать в определённых местах только в железной клетке, существовала сегрегация в общественном транспорте и др.

Дядя Вова и Скрипач, оказавшиеся пацаками, ищут способ вернуться на Землю. Они вступают в контакт с двумя артистами — пацаком Би и чатланином Уэфом, у которых есть собственный космический корабль — пепелац. Однако в пепелаце артистов отсутствует необходимая для межзвёздных полетов деталь — гравицаппа, поисками которой землянам приходится заняться. А затем им предстоит выручать своих новых друзей из лап местных блюстителей закона — эцилоппов.

Неожиданным подспорьем оказывается то, что величайшей ценностью на Плюке является «КЦ» (произносится «кэ-цэ») — обыкновенная спичка, самый дешёвый товар народного потребления в СССР (коробок стоил одну копейку, а продукция некоторых спичфабрик продавалась за ту же копейку парами). Обладание КЦ сильно повышает социальный статус жителей планеты. Из-за неприспособленности землян к реалиям жизни на Плюке весь запас спичек Владимира Николаевича оказывается потерянным (частично похищен контрабандистами при неудачной попытке Машкова приобрести гравицаппу за контрабандный КЦ, частично присвоен судьёй в качестве взятки за смягчение наказания Уэфу и Би, частично испорчен самим Владимиром Николаевичем при машинальных попытках закурить в стрессовых ситуациях).

К счастью для себя, земляне открывают новый источник дохода — земные песни в их исполнении находят горячий отклик в душах плюкан. Хорошие заработки позволяют надеяться на скорейший выкуп Уэфа и Би из плюканской тюрьмы («эциха»). К сожалению, после освобождения артистов из эциха (происшедшего, однако, не путем выкупа, а путем учинения небольшого бунта против главы местной власти — Господина ПЖ) выясняется, что возврат на Землю при помощи пепелаца крайне затруднителен, потому что на пути между Плюком и Землей находится планета Альфа.

Жители Альфы — высокоразвитое общество, стремящееся исправить все недостатки Вселенной и навязать всем своё понимание мира. Они имеют привычку превращать оказавшихся в их распоряжении плюкан и ханудян в кактусы, так как считают продолжение жизни в виде растения благом для них (и для всех). Би и Уэф предлагают землянам не лететь на Землю, а остаться с ними, накопить денег благодаря исполнению новых (земных) песен, выкупить опустошённую войной с Плюком пацакскую планету Хануд и воздух к ней, после чего установить собственное деспотичное правление над всеми, кто решит переселиться на Хануд. Но в итоге возможность обретения большого количества КЦ на Земле берет своё, и артисты, рискуя собой, пытаются провезти Гедевана и дядю Вову на Землю мимо планеты Альфа. В результате этой попытки Би и Уэф оказываются во власти жителей Альфы, которые по своему обыкновению собираются превратить их в кактусы. Однако по просьбе дяди Вовы, высказанной им от имени планеты Земля, возвращают всех четверых на Плюк, в прошлое, где Уэф и Би ещё сидят в эцихе. Там их находит босоногий странник, по косвенной вине которого те оказались на Плюке. Странник возвращает землян на Землю, а Уэф и Би отказываются перемещаться вместе с ними, так как не представляют себе жизни в обществе, где отсутствует цветовая дифференциация штанов. Однако, имея в распоряжении гравицаппу и оружие (транклюкатор), они могут надеяться на повторный побег из эциха.

После возвращения на Землю всё произошедшее кажется дяде Вове и Гедевану странным сном, пока они случайно не встречаются друг с другом на том же самом месте в Москве, где они повстречали странника в начале фильма…

Персонажи

Земляне
Владимир Николаевич Машков (он же дядя Вова) — строитель, прораб. Живёт в Москве в трёхкомнатной кооперативной квартире недалеко от Калининского проспекта вместе с женой Люсей и сыном Кириллом.
Гедеван Александрович Алексидзе (он же Скрипач) — студент-первокурсник текстильного института города Иваново. Приехал в Москву, чтобы передать профессору Рогозину скрипку, забытую им после банкета.
Людмила (Люся) Машкова — жена дяди Вовы.
Галина Борисовна — строгий представитель администрации текстильного института. По-видимому, зам. декана по учебной работе.

Ханудяне
Би — бедный артист, пацак, владелец старого пепелаца. Путешествует по галактике вместе со своим старым другом — чатланином Уэфом, исполняя песни.
Уэф — бедный артист, чатланин. Выступает вместе с пацаком Би.

Плюкане

Чатлане
Господин ПЖ — губернатор планеты Плюк в галактике Кин-дза-дза. В целом благоволит пацакам, что вызывает недовольство экстремистски настроенной части чатлан. Иногда, чтобы соблюсти «баланс», издаёт указ о том, что все пацаки, проживающие в столице планеты, должны «надеть намордники и радоваться».
Мама ПЖ — старушка, впавшая в маразм. Носит малиновые штаны и четыре лампочки на шлеме.
Контрабандист со шрамом — главарь шайки контрабандистов.
Однорукий — подручный контрабандиста со шрамом.
Подружка контрабандиста со шрамом — женщина лет тридцати с усталым лицом.
Рабыня главаря контрабандистов — красавица, за некие провинности отданная в рабство. Вероятно, выкуплена из эциха главарём контрабандистов.
Чатланин, живущий на катере (в сценарии — Кырр) — ненавидит пацаков, презирает господина ПЖ, можно сказать, диссидент.
Жёлтые Штаны — богатый карлик, живущий в столице. Владеет небольшим количеством КЦ и поэтому имеет право носить жёлтые штаны.
Колоссальная вахтёрша — женщина с огромным бюстом, во власти которой — пропустить или не пропустить граждан и гостей Плюка на станцию подземной железной дороги. Отвергла ухаживания Уэфа (но пропустила его вместе со спутниками).
Работница планетария — крупная властная женщина с синяком под глазом. Обладает сверхспособностями даже по меркам Плюка (как и все её коллеги).
Рыжий чатланин — эпизодический персонаж. Очень угодливо смеётся, когда видит эцилоппа (и Уэф ему вторит).
Яркие представители чатланского простонародья — среди них в фильме особенно выделяются: огромный, серьёзный мужчина с большой бородой; пожилая лохматая женщина, которая терпеть не может немелодичное пение; чернокожая красавица (в плохих певцов склонна швыряться песком).
Эцилоппы — местные представители власти. Продажны, вороваты и хамски себя ведут. Подчиняются господину ПЖ. В частности:
Черноусый патрульный — прилетает на пепелаце и даёт Машкову наглядный урок покорности и осмотрительности.
Седоусый мздоимец — поначалу соглашался поймать нарушителей закона не иначе как за 40 чатлов. Но когда Машков взял его «на испуг», мздоимец тут же совершенно бесплатно вызвал «все посты», а странных земных пацаков заверил, что он «не бездействовал, а сразу на каппу нажал».
Чернокожий страж — если кто-то пытается пролезть в Центр на дармовщину, через систему вентиляции, страж уже поджидает его там и взимает плату.
Постовые на пути следования поезда — периодически останавливают поезд, что-то проверяют и затем жестом разрешают ехать дальше. Один постовой — старик в капюшоне, другой же, охраняющий водяной завод, — молодой мужчина, которому лень даже руку поднять.
Судья — суров и коррумпирован. Если бы его не подкупили КЦ, бумажной пилоткой и бесплатным глотком уксуса — он бы устроил всем четырём героям «весёлую жизнь».
Тайный агент — одет в гороховое пальто и зелёные штаны. Маскируется под штатского; однако носит с внутренней стороны лацкана лампочку-аусвайс. Очень хладнокровный человек, не лишённый, впрочем, некоторой склонности к лирике.
Толстяк с намордниками — следит за чётким исполнением указов господина ПЖ, но и свой интерес блюдёт. Жестоко, но заслуженно бит и унижен Машковым и Гедеваном.
Охранники ПЖ — три амбала в бассейне ПЖ: один с подвижным треугольным лицом и в перчатках, другой бородатый толстяк, а третий — длинноносый силач.
Хранитель эцихов — до тех пор, пока не прикажут закатить или выкатить эцих, спит в уголке, прикрывшись лохмотьями.

Пацаки
Личный пацак господина ПЖ — пожилой пацак с громким голосом, принадлежащий господину ПЖ. Служит правителю чем-то вроде личного шута. В одной из сцен появляется с характерной плюканской «сумкой» на заду, как носят лишь плюканские женщины.
Тачаночница (в сценарии — Цан) — бедная артистка. Путешествует по Плюку на самоходной тележке и даёт концерты.
«Брат-пацак» — сторож пепелацедрома. Носит на голове змеевик. Всё время вымогает у проходящих людей плату за разные мелкие услуги, которые им оказывает. Любимая фраза: «Пусть ещё что-нибудь даст».
Старушка в поезде — очень пугливая и законопослушная пацачка. Как только услышит имя правителя в чьих-то речах или мыслях — тут же спешит всех заверить: «Я очень люблю ПЖ!»
Акробатка — молодая пацачка у колеса обозрения. Охотно услужает чатланам. Иногда передвигается не как все люди, а методом сальто. На плохое пение артистов реагирует грубой бранью.

Жители Альфы
Абрадокс — правитель или высокопоставленный чиновник планеты Альфа.
Деконт — помощница Абрадокса.

Житель планеты Узм
Босой путешественник — житель планеты Узм, 247 в тентуре, галактика Бета в спирали. Путешествует по Вселенной при помощи машинки перемещения. Есть сын на Узме.

Интерсные факты:

Когда фильм был почти снят, к власти в СССР пришёл К. У. Черненко. Чтобы фильм не запретили, Данелия и Габриадзе решили переозвучить слово «Ку», которое совпадало с инициалами генерального секретаря ЦК КПСС, на какое-нибудь другое слово. Стали думать. Выдвигались варианты «Ка», «Ко», «Кы» и др. Пока думали, Черненко не стало (Константин Устинович пробыл у власти чуть более года: с февраля 1984 по март 1985). Так слово «Ку» осталось в фильме.

По сценарию Скрипач вёз не уксус, а чачу. Так, на Альфу вместо Земли герои в сценарии попали из-за того, что перепились и промахнулись. Когда фильм уже был снят, как раз развернулась антиалкогольная кампания, и чачу заменили на уксус, а причиной попадания на Альфу сделали обычную неудачу.

Фильм должен был сниматься в пустыне Каракумы, однако произошла ошибка, и груз пепелацев, отправленный туда по железной дороге, потерялся в пути. По накладным его не нашли, так как в них было написано «груз пепелацы». Соответственно, железнодорожники, не зная, что такое пепелацы, не могли их отыскать. В результате директору «Мосфильма» пришлось подключать КГБ. Пепелацы были найдены лишь спустя полтора месяца во Владивостоке. Из-за этого происшествия фильм, вместо запланированных в пустыне съёмок весной, снимался там летом в самую жару.

Многие элементы оформления, используемые в фильме, были найдены буквально в день съёмок. Так, например, повязка на голове Уэфа — это часть экипировки лётчика (найденная самим Данелия на авиационной свалке, с которой были заимствованы колеса для пепелаца).

В фильме чатланин с транклюкатором после фразы «Я скажу всем, до чего довёл планету этот фигляр ПЖ! Пацаки чатланам на голову сели!» просто уходит по пустыне вдаль. Вновь он появляется в фильме лишь в сцене, где герои открывают эцих. В сценарии его роль более развёрнута. Там его звали Кырр и он, разозлившись на наглых пацаков, из-за которых ему пришлось выстрелить в шар с «последним выдохом» его собственного отца, ушёл из заброшенного катера в город, чтобы транклюкировать доведшего до этого планету господина ПЖ. В городе он взорвал шар с «последним выдохом господина ПЖ», устроил революцию и захватил власть. После этого его все стали называть «папа Кырр». В сцене с «последним эцихом» герои встречаются уже не с Кырром, а с господином ПЖ, которого посадили в железный ящик.

Слово «ку» совпадает с португальским непристойным словом «cu», которое можно перевести как «задница»[50]. Интересно, что комедия «Кин-дза-дза!», где это слово употребляется весьма часто, участвовала в показах на кинофестивалях как раз в португалоязычных странах (Бразилии и Португалии), где несмотря ни на что (а может — именно по этой причине) получила призы.

На сервисе Яндекс.Словари опубликован отдельный словарь по фильму «Кин-Дза-Дза». Словарь содержит 36 статей.

Цитаты:

— Где отличник?
— Гуляет отличник.

— Товарищ, там человек говорит, что он — инопланетянин. Надо что-то делать…
— Звони в 03.

— Не надо булочной. Не надо справочной.
— Значит, такое предложение: сейчас мы нажимаем на контакты и перемещаемся к вам. Но если эта машинка не сработает, тогда уж Вы с нами переместитесь, куда мы Вас переместим!
— Нет, нельзя. Надо знать!
— Да можно…

— А ты что видишь? А?
— Песок…
— Значит, сработала эта хреновина… А этот козёл-то… с дырочками там, что ли, остался?
— Солнце есть. Песок есть. Притяжение есть. Где мы? Мы на Земле. Или…
— Или?
— Нет, давай будем считать, что мы на Земле в какой-то пустыне.
 — Каракумы! А? Какие у нас еще пустыни?
— Гоби, Сахара…
— Ну я же сказал, что у нас!
— Ну, у нас еще Кызылкумы.
— Нет! Давай будем считать, что это — Каракумы.

— Значит, так. Солнце на западе, значит Ашхабад — там! Понял? Пошли!

— Который час?
— Четыре.
— Ночи?
— Ночи.
— Банкет?
— Не… Обед…

— Капстрана…

—Здравствуйте! Мы — наши туристы, отстали от группы. Подбросьте нас до города, а там мы как-нибудь уже сами! Переводи.

— Нет денег… И деньги, и документы, и валюта — все осталось у экскурсовода. Ну, так получилось… Отошли на секундочку, и затерялись в песках.

— Ни одной буквочки! Ни одной «мэйд ин…»[1]?
— Что они хотят?
— Ку они хотят…

— Владимир Николаевич, а может быть, мы все-таки на…
— Да… Типичные марсиане.

— Люсенька, родная, зараза, сдались тебе эти… макароны…

—Та-а-к. Значит, русский язык знаем. Зачем потребовалось скрывать?

— А этот паца́к все время говорит на языках, продолжения которых не знает!

— Мы из Советского Союза, прибыли по культурному обмену. Наши знают, где мы. Ищут.

— Маймуно, виришвило! (груз. «Обезьяна, сын осла»)

— Ну, гравица́па — это то, без чего пепела́ц может только так летать (делает горизонтальный жест рукой), а с гравицапой — в любую точку Вселенной — фьюить! — за пять секунд!

— Как же это вы без гравицапы пепелац выкатываете из гаража? Это непорядок…

— Пошли, Скрипач, в открытый космос.

— Пацак пацака не обманывает, это некрасиво, родной…

— Я сказал — до города.
— А это что?
— Сарай.
— А это что? А это что?! А это что здесь — не город?!
— Ты не дрыгайся! Показывай свою гравицаппу. Фирменная вещь — возьмём!
—Пацак! Какие балды у меня здесь контрабандный КЦ возьмут, при свидетелях, когда за него — пожизненный эци́х с гвоздями?! У тебя в голове мозги или кю?!

— Ты кто? Я спрашиваю — ты кто?
— Пришелец-прораб.
— Нет, ты паца́к! А ты кто?
— Я грузин.
— Не-ет, ты тоже пацак! Ты́ пацак, ты́ пацак и он пацак! А я — чатла́нин! И они — чатлане! Так что ты цак надень, и в пепелаце сиди, ясно?

— Посмотри на меня в виза́тор, родной. Какая точка отвечает? — зелёная! Теперь на него посмотри — тоже зелёная. И у тебя зелёная! А теперь на Уэфа посмотри, какая точка — оранжевая? Это потому, что он чатланин!
— Плюк — чатланская планета, поэтому мы, пацаки, должны цаки носить.
— Дааа! И перед нами, чатланами, должны делать вот так! (трижды хлопает пальцами по щекам, после чего полуприседает, разводя руки в стороны и немного назад).
— Это оголтелый расизм!

— Владимир Николаевич, у тебя дома жена, сын-двоечник, за кооперативную квартиру не заплачено. А ты тут мозги пудришь… Плохо кончится, родной…

— Ты свои КЦ им не показывай. И не думай о них. Ты мой КЦ покажи. И больше пол-спички не давай, гравицаппа пол-спички стоит.
— А твой пацак сказал, что це́лую.
— Т-с-с. И он — пошутил.

— А пацаки и чатлане это национальность?
— Нет.
— Биологический фактор?
— Нет.
— Лица с других планет?
— Нет.
— А чем они друг от друга отличаются?
— Ты что, дальтоник, Скрипач? Зеленый цвет от оранжевого отличить не можешь? Турист…

— Привет! Как жизнь? […] Ну, чё новенького-то на Плюке?

— Клади КЦ — получишь гравицаппу.

— Вообще-то я не специалист по этим гравицаппам…

— Еда есть?
— Каша…
— Какая?
— Пластиковая…

— Это чего?
— КЦ
— Надо снова проверять…
— Ну проверяй.

— Я представитель цивилизованной планеты, и требую, чтобы вы проследили-бы за своим лексиконом!

— Я ему тыщу раз говорил, что в центр надо лететь! А он жадный, как все чатлане: «На два чатла дешевле!..» Кю!

— Это твое заднее слово?
— Заднее не бывает!

— Скрипач свистит. У него еще чатлы есть.

— Откуда на Плюке моря? Из них давным-давно луц сделали.
— Извините, что сделали?
— Топливо, Скрипач, топливо!

— Откуда столько набралось?
— Кашу жрали. Воду пьете. И бандура.
— Бандуру вычеркни, не берем бандуру.

— Скрипач, вместо того, чтобы все время думать, что ты первый грузинский космонавт, и что тебе Нобелевскую премию дадут, верни ложку, которую ты у нищих артистов украл.
Небо… небо не видело такого позорного пацака как ты, Скрипач!.. Я очень глубоко скорблю…

— Ты куда?
— В туалет!
— В туалет с деньгами нельзя. Деньги оставь здесь.

— Ну вот у вас, на Земле, как вы определяете — кто перед кем сколько должен присесть?
— Ну, это на глаз…
— Дикари.

— Я тебя полюбил — я тебя научу.

— Если у меня немножко КЦ есть, я имею право носить жёлтые штаны, и передо мной пацак должен не один, а два раза приседать. Если у меня много КЦ есть, я имею право носить малиновые штаны, и передо мной и пацак должен два раза приседать, и чатланин «ку» делать, и эцилопп меня не имеет права бить по ночам… Никогда!..

— Скрипач! Тут инопланетяне штанами фарцуют… жёлтыми… Нужны тебе?
— А Скрипач не нужен, родной. Он только лишнее топливо жрёт.
.
 — Ну и зараза же ты, родной…
— Он хуже. Он просто кю! 
 
— К правительству лететь — гравицаппу надо иметь! Правительство на другой планете живет… родной.

— Если есть на этом Плюке гравицаппа, так достанем. Не такое доставали…

— До центра подвези!
— Три чатла.
— Нет денег. Но мы отработаем!
— А что ты можешь?
— Я? Я все могу!
— А короче?

— Народу нравится!

— Спокойно, Скрипач, не раздражай даму.
— Ну вот что я щас думаю?
— Что твоя жена по моргам звонит.
— Какой дурак на Плюке правду думает?… Абсурд!
— Вот потому, что вы говорите то, что не думаете и думаете то, что не думаете, вот в клетках и сидите. И вообще, весь этот горький катаклизм, который я тут наблюдаю… и Владимир Николаевич тоже…

— Сказано — пацакам в клетке выступать, значит надо в клетке. Чё выпендриваетесь?

— Ищи себе другой ансамбль, дядя!

— Я скажу всем, до чего довёл планету этот фигляр ПЖ! Пацаки чатланам на голову сели! Кю!

— Одеколон украла…
— Женщина.

Мама, мама, что я буду делать? Ку!
Мама, мама, как я буду жить? Ы-ы-ы-ы-ы!
У меня нет тёплого пальтишки,
У меня нет тёплого белья.
Заткнись, слуха у тебя нет.

— Родной, это же последний выдох. Могила. Кладбище.

— Мат. А говорил — второй разряд…
— Он хвастун.

— Дядя Вова. Цапу надо крутить, цапу.
— На! Сам делай!
— Мне нельзя, я чатланин.
— Уйди отсюда!!! Как советовать, так все чатлане, а как работать, так…

— Киндермат.
— Нечестная игра! Ты специально мои ходы плохо думал!
— Своими мозгами надо играть.
— Как он может своими мозгами играть когда он эти куклы первый раз видит?

— Уэф, ты когда-нибудь видел, чтобы такой маленький пацак был таким меркантильным кю?

 — А соловей — пацак?
— Почему пацак?
— Сами сказали, что он без клетки поёт!
— Ну значит — пацак…
— А-а-а, вот видишь! У вас такой же оголтелый расизм, как и здесь, на Плюке, только власть захватили не чатлане, а пацаки — такие, как ты и твой друг Соловей!

— Воду младшим.

— Кончай филонить, дядя Вова.

— Ну, полетели, полетели, родной.

— А у вас на Земле всё ещё моря есть?
— И моря есть, и реки есть, и порядочные люди есть, господин Уэф.
— Дикари, плакать хочется.

— Женщину вынули, автомат засунули.

— Спокойно! Стоять!! Тихо!!! А ты говоришь — ку!

— Побойся неба! ПЖ жив и я счастлив.
— А я ещё больше счастлив!

— А нормального входа в этот универсам нет?
— За нормальный чатлами надо платить, родной!

— Я очень люблю ПЖ!
— А я его еще больше ку!

— А здесь из луца воду делают…
— Что они кричат?
— Продают.
— Что продают?
— Все продают.

— Жёлтые штаны! Два раза «ку»!

— Иди гуляй, ворюга!

— Чего-нибудь не так? А?
— Все так. Только Земля далеко. Вместо пяти — семь минут разогреваться надо. Так что пойдем цаппу для гравицаппы готовить.

— Астронавты! Которая тут цаппа?
— Там… ржавая гайка, родной.
— У вас всё тут ржавое…
— А эта самая ржавая.

— Товарищ эцилопп! Они у нас вещи украли! Поймайте их!
— Сорок чатлов.
— Нету чатлы! Всё у экскурсовода! И скрипка у них чужая!
— Чё ты уставился? Чё ты уставился?! Сейчас как сообщу твоему начальству, что ты знал и бездействовал: тебя транклюкируют нахрен! Ясно?!
— Я не бездействовал. Я сразу на каппу нажал. Скрипач свидетель! Всем постам! Гадюшник с колёсиками сюда, ку!

— Ребята! Со спичкой мы пошутили. Мы радость хотели доставить вам!

На речке, на речке, на том бережо-очке, ку Марусенька белые ыыыы!..

— Только быстро. А то одна секунда здесь — это полгода там!

— Скрипач! Клептоманщик ты мой! Ты же гравицаппу свистнул!..

— Strangers in the Ку…

— Дядя Вова, ваше пальто идет… в моей шапке.

— Пацаки! Почему не в намордниках? Приказ господина ПЖ — всем пацакам надеть намордники. И радоваться.

— Если ты подумаешь, что эта хреновина не транклюкатор, это будет последняя мысль в твоей чатланской башке!

— Кратчайшим путем в эцих — марш!

— Всем лежать! Полчаса!

— А ну быстро все — в корыто! И сидеть так сутки! Ку или не ку?
— Ку…

— Владимир Николаевич, человечество из-за одного камушка с луны тысячелетия потратило, а тут живой инопланетянин и эцих из неизвестного металла!

— Цаппу.
— Есть цаппу!

— Сели.
— Куда сели?
— Ханут.
— Какой еще Ханут?
— Планета, где меня родили.
— Нас плюкане транклюкировали, пока мы на гастролях были.
— За что?
— За то, что мы их не успели.
— А вы их за что?
— Чтоб над головой не маячили!
— И все погибли?
— Конечно.

— Гедеван, не нужно. Ты молодой, поживи еще, может быть что-нибудь переменится…
— Скрипач не нужен, дядя Вова.

— Я — свой. У меня мама — грузинка. Была.
Говорит: мама местная грузинка… была.

— А ты, паршивый чатлан, цак одень и sit down, когда с пацаком разговариваешь: Хануд — пацакская планета! Родной!

— Фигушки там затормозишь!
— Тормози! Тормози!! Тормози!!!
— Как я могу затормозить, когда ты всю тормозную жидкость выпил?! Алкаш!

— Здравствуйте, мы пацаки с планеты Земля!

— Веди! А то щас я маску сниму и надышу вам тут!

— Тогда почему, родная, ты тут по травке бегаешь, а не там в горшочке сидишь?

—Может, мы их вызовем и спросим, пусть они сами скажут — что для них благо, а что — не т?

— Девочка, вы тут самые умные? Это вам кто-нибудь сказал, или вы сами решили?

— Меня — на планету, где не знают, кто перед кем должен приседать? Чушь! Нет, генацвале! Когда у общества нет цветовой дифференциации штанов, то нет цели! А когда нет цели… 

— Друг, у вас какая система? Разрешите взглянуть?
— Система обычная. Нажал на кнопку — и дома. 

— Мы месяц по Галактике «маму» попоем — и планета у нас в кармане. А ещё месяц — и воздух купим. У кого воздуха нет, все сюда насыпятся. Воздух наш.

— Они будут на карачках ползать, а мы на них плевать!
— А зачем?
— Как зачем? Удовольствие получать.
— А какое в этом удовольствие?
— Молодой ещё…

— Такое предложение. Находим Скрипача, летим к местному правительству… Говорим, кто мы, откуда… Они нам гравицаппу дают, а мы организуем взаимовыгодную торговлю — вы нам штаны жёлтые, а мы вам КЦ сколько хотите.

— Эй! Пацак! Всё равно сейчас копыта откинешь. Скажи хоть раз в жизни правду. Почему с тем козлом не переместился, когда мог? Чего хотел? Малиновые штаны? Бассейн ПЖ? Скажи, что?

По материалам www.ru.wikipedia.org


Популярные персонажи
null Действие романа происходит летом 1859 года. Моло...
null Евгений Онегин — герой романа в стихах А.С.Пушки...
Лука Лукич Хлопов - смотритель училищ, второстепен...


E-mail администратора: 19msd@mail.ru
Злодеи и герои в кино, негодяи, монстры, чудовища из мультиков, литературы, кино, анимэ, комиксов и игр. Отрицательные и положительные герои и персонажи ваших любимых фильмов, книг, романов и сказок, легенд и мифов. Если вы не нашли свой любимый персонаж - напишите об этом в гостевой книге и он обязательно появится.
Любое использование материалов сайта разрешается только с указанием активной гиперссылки на www.fanbio.ru